Статья "ПИФы как инструмент защиты инвестиций" (журнал "Слияния и поглощения" (июнь 2011))

ПИФы, как инструмент защиты инвестиций

 Миллионеров в России становиться все больше и больше - несмотря на кризис. Что нельзя сказать о профессиональных управляющих их деньгами. Иной раз у состоятельного человека нет выбора, кроме как положить деньги на депозит или купить ПИФ.

 Прошлый год не был таким урожайным в финансовом смысле как 2009 год – когда рынки начали бешено отыгрывать одну из самых глубоких коррекций за последние десятилетия. Инвесторы все еще осторожны, а динамика рынков – противоречива, несмотря на то, что индексы прибавили в прошлом году прилично и вот-вот обновят свои докризисные максимумы. Тем не менее, количество миллионеров растет. Согласно отчету The 2011 Wealth Report, который вышел в начале апреля, в России в 2010 году долларовых миллионеров прибавилось: было 101 тыс., а стало – 118 тыс. То есть спрос на услуги управления этими миллионами явно вырос. А что с предложением? Что могут предложить банкиры и что могут предложить управляющие компании всем этим состоятельным людям?

 К Вашим услугам

Первое, что бросается в глаза – почти в каждом банке или инвестиционной компании открываются подразделения по работе с состоятельными клиентами. Этот тренд был задан еще 2-3 года назад, и теперь он продолжается. Новички почти без опыта, крупные консервативные российские банки – все сегодня стремятся открыть двери, где на табличке было бы написано «private banking». Оно самое?! Не совсем.

«Приходя в так называемый private bank, который является, на самом деле, подразделением крупного коммерческого банка, клиент получает чашку кофе, отсутствие очереди и тот же стандартный ритейловый продукт, но в более красивой упаковке», – безжалостен Владимир Божко, вице-президент «Третьего Рима».

Дмитрий Кленов, партнер UFG Wealth Management добавляет, что «западные банки стремятся к узкой специализации, в то время как наши - пытаются оказывать все виды услуг. Это не правильно, так как искажает бизнес-модель, в частности, мотивацию менеджмента».

В идеале private banking – это финансовое консультирование, менеджер подбирает портфель с учетом риска, который клиент готов на себя взять, сроков инвестирования и пр.

По мнению Александра Свешникова, вице-президента, начальника управления VIP-продуктов и услуг департамента по работе с VIP-клиентами ВТБ24, тема развития private banking сейчас крайне актуальна. «Многие крупные и средние банки, а также инвестиционные компании лишь только поправившись после кризиса стали развивать данное направление. Вместе с тем, одним из итогов финансового кризиса стало то, что клиенты при выборе банка оценивают в первую очередь его надежность. В результате произошло перераспределение активов из некрупных частных банков, у которых в трудные времена достаточно серьезно возросли риски, в пользу банков, входящих в крупные финансовые группы, в первую очередь, государственные, а также иностранные. Вместе с тем частные банки, сумевшие продемонстрировать в период спада свою надежность, смогли не только сохранить старых клиентов, но и привлечь новых…»

На текущий момент можно говорить о сохранении повышенной волатильности в отрасли, но уже иного характера.

В попытках удержать клиентскую базу в период кризиса, многие банки обратились к опыту лидеров рынка private banking. Сегментно-ориентированный подход к обслуживанию клиентов, который давно применяется за рубежом, начинает получать широкое распространение и в России.

Банки начинают выстраивать отношения с состоятельными клиентами на системной основе. И в данной ситуации, это не прихоть банков, а скорее объективная необходимость выживания во все возрастающей конкурентной среде. Как правило, крупные клиенты, диверсифицируют размещение средств между несколькими банками. Получая специализированный сервис в одном банке, они рано или поздно начинают принимать во внимание уровень обслуживания в остальных. А учитывая значимость таких клиентов, банкам ничего не остается, кроме как подстраиваться под их потребности. Таким образом, клиенты выступают дополнительным маховиком, выводящим обслуживание в банках на новый уровень.

Причем это касается не только крупных банков.

«Наблюдая происходящее можно сказать, что обслуживание состоятельных клиентов уже не будет таким как раньше, - поясняет Александр Свешников. - Качественные изменения произошли в первую очередь в сознании всех участников отрасли. А с точки зрения практического опыта, достаточно много примеров зарубежных банков. Радует то, что в России процесс преобразований происходит быстрее и не требуется десятков и сотен лет для эволюции…»

И действительно, большинство опрошенных частных банкиров говорят, о качественном росте их клиентов. Иными словами, клиент стал образованнее, все чаще интересуется не только российским рынком, но и западными площадками, готов к взвешиванию рисков, все чаще представляет себе четко горизонт инвестирования и так далее.

«Клиенты стали намного охотнее идти на контакт: стали говорить о личных деньгах, размышлять на тему аллокации активов. Это говорит о постепенной смене пелены тотального недоверия к отрасли в целом, на осторожный, назовем его «выборочным» - интерес к Доверительному Управлению. Интерес к профессиональным менеджерам также связан с объективными факторами. Например, в прошлом году в связи с нормализацией ликвидности в российских банках ставки по депозитам значительно упали, но российские состоятельные граждане по-прежнему хотят высоких доходностей. Это одна из причин, которая мотивирует людей искать эксклюзивные услуги.

 «Среди важных тенденций отмечу отход российских участников private banking от так называемого формата «VIP-обслуживания» (повышенная ставка по депозиту плюс классические банковские продукты, которое можно встретить в розничном сегменте), - комментирует главный исполнительный директор Уралсиб Банк 121 Андрей Веклов. - В то же время наблюдается усиление роли контроля за рисками, повышение уровня прозрачности продуктов и отчетности. Начавшаяся переориентация банков на полноценный wealth management привела к тому, что участники рынка стремятся расширить свое продуктовое предложение, включить в него глобальные продукты, в том числе за счет установления партнерских отношений со швейцарскими банками, имеющими серьезную экспертизу в области private banking…»

Сейчас становится популярной услуга управления средствами на внешней платформе и DMA-счетах (direct market access), в частности – на базе крупнейших швейцарских банков. «Такого рода услуги максимально востребованы в периоды нестабильности, когда много неуверенности в завтрашнем дне. Швейцарская сохранность плюс российские доходности», - резюмирует Яков Шляпочник, председатель совета директоров ИГ «Норд-Капитал».

Изголодались по риску

 

 Но высокие доходности сопряжены с рисками. «Кризис 2008 года на некоторое время убил желание рисковать, потому что многие люди потеряли столько денег, что они не могли себе позволить или не хотели больше рисковать. Но сложная осень 2008 года начинает немного забываться, постепенно оживают рискованные инвестиции», - замечает Михаэль Кюнци, исполнительный вице-президент московского представительства Lombard Odier Darier Hentsch & Cie.

Не секрет, что значительная часть российских миллионеров в силу своей консервативности и недостатка опыта предпочитают хранить деньги на депозитах или инвестировать в популярные ПИФы. Речь идет о нижнем сегменте состоятельных людей – так называемой группе клиентов mass affluent. Такой аудиторией занимаются различные подразделения банков под названием либо premium, либо premier. Как правило, эта клиентура, способная открыть счет от $100,0 тыс.

«Около 1 млн. в России зарабатывают более $100,0 тыс. в год, а, следовательно, нуждаются в качественных финансовых услугах», - обрисовывает перспективы этого рынка Ольга Ваксина, директор департамента московской розничной сети и развития сегмента Premier Барклайс Банка. Но, как правило, в сегменте mass affluent довольно ограничен выбор инструментов в отличие от private banking: то есть там есть возможность открыть счета по всему миру (в случае, если банк международный), есть возможность купить российские ПИФы или скажем, западные биржевые фонды, есть возможность через банковскую платформу выйти самостоятельно на крупнейшие биржевые площадки США, Европы или Азии.

За индивидуальными стратегиями придется идти уже в private bank, но и порог вхождения здесь куда выше: некоторые банкиры держат планку в $1 млн, некоторые – как например в UFG Wealth Management – уже в $5 млн. Такой дорогой «входной» билет легко объясним: чем больше сумма, тем легче сделать адекватную диверсификацию активов, тем проще выстроить для клиента не краткосрочную стратегию, но на 10-15 или даже 20-летний период.

 Надежные инвестиции и почти никаких налогов…

Однако не стоит ограничивать себя только private banking. Частным инвесторам обязательно стоит обратить внимание на индустрию коллективных инвестиций, тем более что в ней немало талантливых менеджеров. Да и возможностей там перед вами открывается огромное количество: как заработать приличные деньги, так и сохранить их от жадных рук налогового инспектора. Давайте для начала поговорим об открытых фондах. 

 Таблица.

 Средняя доходность первой десятки открытых фондов и их специализация

Период

Доходность, %

Специализация фондов

 3 мес.

25,7

6 фондов - нефтегазовых,

2 фонда - без специализации,

1 - телекоммуникаций и 1 - пенсионный

1 год

45,3

4 фонда – телекоммуникаций,

3 фонда - без специализации, 

2 фонда – нефтегазовых,

1 фонд - пенсионный

3 года

120,2

7 фондов - без специализации,

по одному фонду - электроэнергетики, телекоммуникаций и пенсионный

5 лет

134,0

7 фондов - без специализации,

по одному – телекоммуникаций, металлургии и второго эшелона


Как видно, наибольшую доходность за указанные четыре периода приносили фонды без специализации: 19 фондов из 40 представленных или почти половина. По сути это фонды «перспективных» акций или облигаций или смешанных инвестиций, денежного рынка, индексные фонды. То есть такие, где нет строго прописанных и структурированных портфелей, а у управляющих «развязаны» руки по возможности оперативно выходить из акций – в случае падения рынков – и заходить в облигации или в кэш.

Менеджеры таких фондов работают «по ситуации», и как видим, показывают лучшие результаты. Есть и более специализированные фонды, в названии которых встречаются слова «энергетическая перспектива» (поиск недооцененных акций из электроэнергетической отрасли) или «перспективные вложения» (поиск недооцененных акций с высоким потенциалом роста из всех отраслей) и так далее.

Разумеется, «перспективные» фонды куда более рискованные, чем просто «без специализации» - тут важно знать конкретных менеджеров, которые управляют портфелями.

Но чудеса случаются.

К примеру, у УК «Уралсиб» есть фонд «Энергетическая перспектива», который сумел за 3 года заработать 227%. И это при том, что остальные фонды, работающие с энергетикой, едва-едва держаться на плаву или вовсе находятся в «красной» зоне. Задача чуть сложнее – угадать отрасль, которая «выстрелит». Из таблицы видно, что те, кто поставил на нефть и газ, а также на телекомы – хорошо заработал.

Наконец, к вопросу о размере фонда.

Он значение имеет, но не стоит переоценивать объем стоимости чистых активов (СЧА) под управлением, поскольку есть небольшие фонды, которые стабильно показывают результаты значительно выше рынка. Однако если взять статистику, то можно увидеть, что крупнейшие открытые фонды (с СЧА свыше 1 млрд. рублей) стабильно обгоняют все другие открытые фонды.

 

Другой вариант инвестиций в ПИФы связан с «упаковкой активов».

Как известно, для такой формы собственности существует приличное количество налоговых льгот. Самой интересной для инвесторов является – «отложенные выплаты по налогу на прибыль». В период управления активами фонда владельцы инвестиционных паев налог на прибыль не платят. Не обязана платить налог на прибыль с дохода фонда и управляющая компания, так как она производит все операции с его активами по договору доверительного управления.

Таким образом, доходы ПИФа не облагаются налогом на прибыль ни у владельцев паев, ни у управляющей компании. Как известно, фиксирование прибыли происходит только в тот момент, когда паи продают либо когда деятельность фонда заканчивается.

Что это дает инвестору?

То, что он может спокойно получать доход от вложенного в ПИФ имущества, увеличивая собственное благосостояние, а выплату налога на прибыль перенести «на потом». Кроме того, операции с инвестиционными паями (продажа) не облагаются НДС, так как пай – это ценная бумага. Но доход, например, от сдачи в аренду недвижимости, которая является активом паевого фонда, является объектом налогообложения.

Уплатить НДС от таких операций обязана управляющая компания. Что касается налога на имущество, то ценные бумаги, составляющее паевой инвестиционный фонд, не являются объектом налогообложения налогом на имущество организаций на основании положений п. 1 ст. 374 НК РФ. 

Часть инвесторов от передачи недвижимости в ПИФы удерживает ошибочное мнение о высоких накладных расходах. Ведь надо платить за управляющую компанию, за спецдепозитарий и т.д. Однако эксперты утверждают, что прибыльность за счет оптимизации налогообложения от использования недвижимости в ПИФах начинается примерно от миллиона долларов, что является, согласитесь, весьма скромной суммой.

 

Новые горизонты

 

В прошлом году возможности инвестирования через ПИФы многократно расширились. Появилось большое количество «новых» фондов, которые сделали возможным вложения средств инвесторов в предметы искусства, ценные бумаги западных компаний, венчурные проекты и так далее. К сожалению, получение информации по объемам денежных средств, вложенных в «фонды искусства» и им подобные, затруднено, но по косвенным данным счет идет на сотни миллионов долларов. Причем, судя по динамике роста, они приносят инвесторам неплохую прибыль.

Вполне оправданно также использование паевых инвестиционных фондов в качестве инструмента коллективного финансирования венчурных проектов. Это позволяет объединять небольшие вложения инвесторов, готовых рискнуть частью свободных средств и не желающих взваливать на себя бремя регулярного управления.

Вместе с тем ПИФы облегчают доступ инвесторов к технологическим разработкам и новым проектам.

«Без сомнения, ПИФы как инструмент коллективных инвестиций в реальный сектор экономики явно недооценены инвесторами в России, – говорит партнер консалтинговой компании «КТМЮ» Анна Семенова. – Венчурные ПИФы очень эффективны, когда включены в полный производственный цикл: разработка технологии, производство, сбыт продукции, франчайзинг и дальнейшая продажа технологии. Это сложная структура, но ее эффективность при удачной реализации может в разы превышать среднюю отраслевую».

Однако не все так безоблачно на небосклоне ПИФов как того бы хотелось. Не так давно льготное налогообложение было ужесточено. Раньше был законодательно нерешен вопрос об уплате налога на недвижимое имущество, «упакованное» в ПИФ и большинство инвесторов благополучно были избавлены от уплаты этого налога вообще.

Увы, чиновники не могли пройти мимо этой лазейки, и с 1 января 2011 года власти обязали ЗПИФы недвижимости платить налоги на имущество, а в Москве, как известно, налог на имущество составляет примерно 2,2% от балансовой стоимости.

Естественно, что это  решение привело пусть и не значительно, но к оттоку средств из ЗПИФов на недвижимости. Рентные же фонды, которые так же имеют дело с недвижимостью, напротив, показали приток средств пайщиков с конца года по первую декаду апреля нынешнего на 8,23 млрд. рублей. Одна из причин – рентные фонды имеют дело не только с недвижимостью и повышение налоговой ставки для их пайщиков не такой уже сильный удар. Да и ставка не так велика. Что касается остальных фондов – и в частности открытых – то налогообложение осталось неизменным. Пайщик платит 13% НДФЛ, точнее за него эти деньги уплачивает управляющая компания как налоговый агент при продаже пая. Более никаких других налогов клиент не платит – например не платит налог на прибыль, поскольку ПИФ – это не юридическое лицо.

 

Тотальная защита

 

Еще одно огромное достоинство ПИФов для инвесторов связано с большими возможностями по защите активов и контролю их использования. Еще с 90-х годов прошлого века одним из самых болезненных вопросов для любого инвестора был «захват и неправомерное использования имущества», переданного инвесторами для реализации бизнес-проектов. И каждому приходилось в меру собственных сил и связей в силовых структурах решать периодически возникающие проблемы.

Надо отдать должное нашим правительственным чиновникам, что современное законодательство России позволяет максимально затруднить захват и неправомерное использование имущества, переданного в ПИФ.

«До сих пор не зафиксировано ни одного случая мошенничества с таким имуществом, - поясняет ситуацию Анна Семенова («КТМЮ»). - Ведь любая операция с его имуществом невозможна без утверждения в сторонней организации – спецдепозитарии. Затруднено также получение информации о владельцах паев, поскольку учет прав ведет реестродержатель, а если учет и хранение передаются депозитарию, то в реестре будет указан номинальный держатель – депозитарий…»

Как можно заметить, имена владельцев паев дополнительно защищены, доступ к информации затруднен. Все это позволяет добиться конфиденциальности во владении активами. Раньше все прятались в зарубежные оффшоры, а они сейчас стали максимально прозрачными. Единственным исключением, пожалуй, является Кипр, использование структур которого позволяет с максимальной эффективностью выстроить структуру венчурного ПИФа.